Вера Рыклина

Вера Рыклина: Литературно-досрочное освобождение

Книга теперь не только лучший подарок, окно в другие миры и кладезь мудрости, но и самый короткий путь к свободе — в самом прямом смысле. В конце июня в Бразилии приняли закон, который положил начало масштабному и очень интересному эксперименту: заключенным четырех крупных тюрем страны будут сокращать срок за чтение книжек. Каждая книга приблизит к свободе ровно на 96 часов, то есть на четыре дня. Правда, в месяц по программе, которую уже обозвали «Искуплением через чтение», можно прочесть только одну книгу, но и это не мало: таким образом за год можно сократить срок больше чем на полтора месяца.

0

Вера Рыклина: Не штрафом единым

С 1 июля в России значительно повышаются штрафы за нарушение правил дорожного движения. По новому «прейскуранту» среднестатистическому москвичу-автомобилисту каждая поездка, например, до работы или в кинотеатр в теории может обойтись в несколько тысяч рублей. Штрафы повышают серьезно, в десять раз: теперь за оставленную в неположенном месте машину придется платить 3000 рублей. За движение по выделенной полосе для общественного транспорта — еще 3000. За быструю езду во дворе — еще столько же.

Вроде бы все просто: нечего нарушать правила, и никакие штрафы не грозят. Но я не знаю ни одного человека, который бы никогда не парковался на пешеходных переходах, под запрещающим знаком или у автобусной остановки. Например, у торгового комплекса «Европейский» машины стоят третьим, а то и четвертым рядом. Всегда — в любой день и в любое время. И я знаю нескольких человек, которые плевать хотели на эти штрафы, потому что «в Москве легче штраф платить, чем парковаться по правилам».

Это правда. Мы все паркуемся где попало. Точнее, там, где видим пространство, в которое предположительно можно втиснуть автомобиль. По данным IBM Global Parking Survey, исследования, посвященного паркингу в самых крупных городах мира, в среднем москвичи ищут парковочное место около 11-20 минут. Это не самый плохой вариант: в Париже, Мадриде, Мехико и Пекине приходится кружить по дорогам еще дольше. Но, по словам Сары Галлиган из исследовательской компании IBM, которая уже несколько лет изучает условия, созданные для автолюбителей в разных странах, есть один немаловажный нюанс: в Париже или Мадриде водитель, потратив почти полчаса на поиск парковочного места, находит его и оставляет там машину. В России он, как правило, через те самые 11-20 минут бросает ее где придется.

0

Вера Рыклина: Новостной барьер. Почему нам так сложно понять соседей

На первый взгляд ничего нового: девять из десяти смотрят телевизор, и это их главный поставщик новостей и аналитических обзоров. Но на самом деле этот опрос социологов удивительно точно разделяет отечественное общество на тех, кто верит всему, что видит и слышит по телевизору, и тех, кто к людям из «зомбоящика» относится скептически.

Исследование интересно тем, что распределяет доверие к источникам информации по так называемым ресурсным группам. Они в свою очередь складываются из показателей вроде образования, уровня дохода, рода занятий, места жительства и досуговых привычек. Чтоб было понятнее: высокоресурсные россияне — это выпускники престижных вузов, зарабатывающие интеллектуальным трудом большие деньги и пару раз в год отдыхающие за границей, с квартирой в Москве (желательно в пределах Третьего транспортного кольца) и машиной представительского класса. У среднересурсных, например, квартира в спальном районе, а денег хватает только на Турцию. У низкоресурсных вообще нет ни машины, ни образования и часто — работы. Отдельно социологи выделяют пенсионеров — низкоресурсных и среднересурсных. Высокоресурсных у нас не водится.

Так вот, по ФОМовскому исследованию получается, что телевизор смотрят все, но верят ему в основном в низкоресурсных группах. Одновременно высоко- и среднересурсные группы интересуются новостями в глобальной сети в два, а то и в три раза чаще, чем остальные. Если упростить, то получается так: бедные в России смотрят Первый канал и «Вести недели», а богатые и примкнувший к ним средний класс читают «Ленту.ру» и Facebook.

На деле это означает, что, например, для меня — представителя того самого примкнувшего среднего класса — 20 июня состоит из продления срока содержания под стражей девочкам из Pussy Riot, статьи в «Большом городе» о тринадцати арестованных по делу о Болотной и хоть и условного, но трехлетнего срока за порчу забора дачи губернатора Краснодарского края Александра Ткачева. А для моей соседки Ирины, продавщицы, жены охранника и большой фанатки Андрея Малахова, 20 июня — это труп похищенного накануне пятилетнего мальчика, Тим Бертон, который спродюсировал фильм Бекмамбетова о Линкольне, и тот же Александр Ткачев, но не с дачей, а с принятым законом о пропаганде гомосексуализма.

Как будто мы с продавщицей Ирой живем не в одном подъезде, а в разных странах. А может, и в разных эпохах.

В принципе, Америку ФОМ, конечно, не открыл. Еще шесть лет назад гендиректор Первого канала Константин Эрнст говорил о том, что «успешные люди телевизор не смотрят». Мол, у них и дел других полно, и способов развлечься навалом. Это понятно. Точно так же не удивляет исследование американской Common Sense Media, показавшее, что дети из бедных семей смотрят телевизор вдвое чаще своих обеспеченных сверстников. Все дело в разнице количества свободного времени.

Более того, то, что менее благополучные слои населения предпочитают ТВ интернету, — общемировая тенденция, у России тут нет своего особого пути. Социологи из Pew Research Center несколько лет назад выработали собственную классификацию людей по типам источников информации, которыми те пользуются. У них получилось, что «традиционалисты» — те, кто предпочитает традиционные носители вроде телевизора, — это в основном люди старшего поколения и те, кто не очень хорошо образован и не очень удачлив в карьере. Чем моложе, образованнее и успешнее человек, тем чаще он предпочитает новостные сайты и блоги телепрограммам.

Но в Штатах и стар и млад, и топ-менеджер, и грузчик остаются в одном информационном пространстве — просто потому, что там по телевизору показывают приблизительно то же самое, о чем пишут в интернете. А в России продавщица Ирина как будто с другой планеты или же говорит на японском.

Так что тем, у кого достаток выше среднего, конечно, хорошо бы помнить об этой разнице и не делать вид, что пропасти не существует. Потому что она есть и она огромна. И про это важно не забывать, когда мы говорим о российском обществе в целом — его вкусовых пристрастиях, политических предпочтениях, правовом сознании. Когда огромная часть страны живет фактически в другой реальности, как-то странно навязывать ей свои представления о прекрасном, справедливом и правильном.

Хотя, вообще-то, если верить ФОМу, высокоресурсных и среднересурсных россиян вместе 52%. Это значит, что 20 июня в России — это все же Pussy Riot и Болотная. И давайте будем исходить из этого.

0

Вера Рыклина: Министерство клевости

В Новой Зеландии есть город, оказаться в котором сейчас хотело бы большинство архитекторов, ландшафтных дизайнеров, проектировщиков дорог и любителей игры Sim City. Один из самых крупных городов страны, Крайстчерч, постепенно восстанавливается после чудовищной силы землетрясения. Полтора года назад город был практически полностью уничтожен, и сегодня все его пространство как будто одно сплошное поле для эксперимента — придумывай, предлагай, воплощай. Хватило бы фантазии.

0

Вера Рыклина: Когда я вырасту и стану великаном

Когда человек становится взрослым? А когда он перестает быть ребенком?

0

Вера Рыклина: Поколение без мечты

Дети — наше зеркало, и нам надо почаще интересоваться, чем и как они живут, чтобы понимать про самих себя разные важные вещи. Причем наблюдать полезно не только за своими детьми или отпрысками друзей, но и за детской средой в целом. Ко мне попали выдержки из еще не опубликованного исследования компании ValidataKIDS и интернет-портала для детей и подростков Tvidi.ru, посвященного стремлениям и чаяниям современных детей. В нем приняли участие 10 тысяч человек — тех, кому уже исполнилось 9, но еще нет 15 лет. Сколько всего интересного можно оттуда вынести и какие только выводы про современное российское общество не напрашиваются!

0

Вера Рыклина: Опасное поколение

Российское общество стремительно катится в тартарары, и причиной тому не рубль, Путин или падающие цены на нефть. Все дело в детях, и теперь этому есть научное, выраженное в сухих цифрах подтверждение. В начале недели «Российская газета» опубликовала выдержки из 300-страничного доклада Института социологии РАН о подростках, их образе жизни, привычках и повадках. Если коротко, то теперь у нас каждый шестой подросток попадает в категорию «трудных», то есть тех, кто склонен к девиантному поведению: дракам, хамству, алкоголизму и преступлениям. Для сравнения: в 2005-м опасным считался лишь каждый десятый; тенденция налицо.

0

Вера Рыклина: Пробежаться с писателями

И вроде бы хорошая идея: классики русской литературы переоделись в спортивные костюмы и рекламируют чтение на знакомом всем «спортивном языке». Именно так выглядит новая социальная реклама «Занимайся чтением» — Пушкин, Толстой и Чехов на службе у Роспечати, запустившей эту, безусловно, смешную и привлекающую внимание акцию.

0

Вера Рыклина: Где встречаются большие семьи

Хорошо бы в эти дни оказаться в Милане — там сейчас сконцентрировано человеческое счастье: с 30 мая по 3 июня в этом итальянском городе проходит Международная встреча семей, на которую со всего мира съезжаются тысячи мам, пап, бабушек, дедушек и троюродных теток с двоюродными дядьками. Кто-то, конечно, схватится за голову от одной только мысли о перспективе провести несколько дней бок о бок со своим большим семейством, но кто-то считает, что это замечательно. В особенности те, у кого этих самых троюродных тетушек никогда и не было.

0

Вера Рыклина: Как полюбить чиновника

Повезло японцам: у них в стране делают все, чтобы рядовой житель испытывал исключительно положительные эмоции при встрече с представителями власти и чтобы при мысли о государственных служащих у человека не было ни единого повода кривить губы.

0

Вера Рыклина: Меньше белого

В цифрах это выглядит так: в период с июля 2010-го по июль 2011 года, данные за который и легли в основу отчета Бюро переписи населения США, в стране родилось около 4 миллионов детей, 50,4% которых — отпрыски семей неевропейского происхождения.

0

Вера Рыклина: Прощай, кэш

В России объявляют войну наличности. В Минфине готовят законопроект, который предусматривает принудительный переход страны к безналичному расчету. Если закон примут, в России перестанут выдавать зарплату на руки, и каждый магазин с выручкой больше 2 миллионов рублей в месяц должен будет обеспечить возможность оплаты пластиковой картой. Вроде бы звучит хорошо и выглядит удобно. Говорят, отказ от наличности очень полезен: сделки становятся прозрачнее и занимают меньше времени, кроме того, государство экономит кучу средств на перевыпуске пришедших в негодность банкнот. Но я знаю нескольких человек, для которых «ущемление кэша в правах» станет личной трагедией: отказ от денег в привычном материальном воплощении грозит огромной брешью в семейном бюджете.

0

Вера Рыклина: Мусорный остров. Новая география Тихого океана

Весь покрытый мусором, абсолютно весь. Представить это сложно, зато можно посмотреть фотографии — они помогут хотя бы приблизительно представить, как это так — мусорный остров.

0

Вера Рыклина: Любовь к торрентам, платная парковка и немного колдовства

Уже несколько лет подряд Американское торговое представительство называет Россию одним из самых комфортных регионов для тех, кто предпочитает бесплатно пользоваться чужой интеллектуальной собственностью. Достижение, конечно, сомнительное, но весьма показательное. Страсть к бесплатному скачиванию всего на свете — лучший пример очень важного и во многом определяющего качества современного российского общества: когда нельзя, но очень хочется, то можно.

0

Вера Рыклина: Честное признание пропасти

Вот он, мой новый герой: избранный несколько месяцев назад президент Гватемалы Отто Перес Молина. Прошлые выходные он провел в доме очень бедной семьи из очень бедного района очень бедного города Уитан, ради того чтобы понять, как им живется. Двое суток он спал на кровати для гостей и делил с ними трапезу: хлеб, вода, сахар. Хозяева, может, и рады были бы угостить президента чем-нибудь повкуснее, но ни на что больше денег у них нет: другой еды в доме не бывает даже по праздникам, единственный ребенок страдает хроническим недоеданием.

0

Вера Рыклина: «Википедия». Ошибка на ошибке

Вчера я узнала, что в трех из пяти статей «Википедии» есть ошибки, неточности и откровенные ляпы. Исследование на эту тему провели Американское общество по связям с общественностью и университет Пенсильвании.

0

Вера Рыклина: Сколько жить до счастья

Моя знакомая пожилая немка Моника Вульф на свое 68-летие устроила грандиозную вечеринку под лозунгом «Я начинаю жить!». Незадолго до дня рождения она вышла на пенсию, продала свою четырехкомнатную квартиру, на вырученные деньги взяла небольшую «двушку» на окраине, а разницу вложила в акции по совету знакомого брокера. На следующий день после праздника она отправилась в путешествие по Европе — «месяца на полтора-два». Автостопом. «Всегда хотела, — говорит Моника. — Но сначала родители не разрешали, потом дети мешали. Теперь я наконец-то могу делать то, что хочу».

0

Вера Рыклина: Тесты провалены

Британцы бьют тревогу: школьные тестирования ведут страну к краху, нация тупеет, а уровень образования стремится к нулю. В свежей статье в The Telegraph обозреватель Грэм Пэйтон констатирует: образование, построенное на системе тестов, значительно ухудшило качество современных выпускников. Они не умеют думать, не знают, как выражать свои мысли, и вообще не очень понимают, зачем это делать.

0

Вера Рыклина: Смешные серьезные налоги

Есть такая известная и разошедшаяся по всему интернету подборка самых смешных и нелепых налогов, которыми правители облагали свой народ. Некоторые запоминаются навсегда. Например, налог на тень в Венеции, который должны платить все владельцы кафе, чьи уличные зонтики отбрасывают тень на муниципальную собственность вроде брусчатки или какой-нибудь урны. Венецианский налог на прогулки, который с недавнего времени должны платить все гости города на воде, тоже выглядит достаточно экзотичным. Или вот налог на мир в Гвинее: власти посчитали, что вправе взимать с каждого гражданина приблизительно 700 рублей в месяц за мирное небо над головой. В немецком Вюртемберге в XVIII веке брали налог на воробьев — с тех жителей, кто был не в состоянии убить 12 этих птиц и представить их тушки. В Англии примерно в это же время стали собирать деньги с владельцев шляп: чем больше у тебя головных уборов, тем больше денег в казну ты должен отдать.

0

Вера Рыклина: Полигамный апокалипсис

Одна моя знакомая подала на развод, как только узнала, что ее супруг пригласил коллегу по работе на ужин в тот же самый ресторан, где семь лет назад сделал ей предложение руки и сердца. Он пытался было объяснить, что планировал лишь деловую встречу, а выбор места связан исключительно с географической близостью к офису, но моей знакомой это было не важно. Ни его клятвы в любви и верности, ни увещевания подруг, ни мольбы родственников не могли ее переубедить. «Он мне изменил», — на все отвечала она, признавая, однако, что никакой измены в общепринятом смысле этого слова, может быть, и не было. «Для меня это измена», — сказала она и понесла заявление в загс.

0

Вера Рыклина: Ксенофобия мешает стать богатым

В социологии есть аксиома: ксенофобия — это удел бедных. Считается, что терпимость и открытость человека по отношению ко всему инакому прямо пропорциональны его успешности и удовлетворенности жизнью. То есть, те, у кого больше достаток, шикарнее квартира, круче машина и дороже пиджак, куда спокойнее воспринимают другие культуры, языки, традиции у себя под боком, чем те, кто ютится в коммуналках или трущобах.

0

Вера Рыклина: Иногда лучше промолчать

Когда 15-летней Диане Спиваковой было три года, ее родители развелись, мать уехала неизвестно куда, а девочка осталась жить с отцом. Тот вскоре женился, отношения с мачехой у Дианы складывались не очень хорошие, но и не хуже, чем вообще бывают у подростков  с родителями в переходном возрасте. Еще у Дианы с рождения не хватало одного пальца на руке. В остальном — обычная девочка из спального района Москвы: хорошо училась, занималась у репетитора, у нее было много друзей и подруг, старшая сестра и аккаунты в социальных сетях.

0

Вера Рыклина: Почему русские не копят деньги

Мой знакомый американец, несколько лет назад приехавший в Москву по контракту с крупной маркетинговой компанией, зарабатывает очень много денег. Настолько много, что я с трудом могу себе представить, на что такие деньги можно потратить. Собственно, он  не тратит. Он отказывает жене в абонементе в фитнес-клуб за 40 000 рублей в год, предпочитает покупать продукты в магазине оптовой торговли и вообще считает, что лишняя футболка в гардеробе — это непозволительная роскошь.

0

Вера Рыклина:  Новая нравственность

На прошлой неделе я стояла в пробке на съезде с Третьего кольца на Рязанку почти полтора часа. Все это время мимо проезжали машины, которые, вместо того чтобы становиться в длинную вереницу чудаков, соблюдающих правила дорожного движения, поворачивали вторым, третьим и даже четвертым рядом. Глядя на них, я вспомнила об очень интересном исследовании, которое в свое время всерьез пошатнуло мои представления о том, что такое хорошо и что такое плохо. Профессор Бруно Фрей из университета Цюриха опубликовал труд о том, что хорошие манеры сильно усложняют людям жизнь.

0

Вера Рыклина: Полезное одиночество

Моя знакомая Мари Женье из Парижа почти каждый день после работы по дороге домой заходит в очень дорогой бутик, берет два-три комплекта одежды и отправляется в примерочную. Минут через 10 она выходит и отдает одежду продавщице со словами, что ей ничего не подошло. В этот магазин Мари ходит уже несколько месяцев, но она ни разу ничего не купила. По правде говоря, она даже ни разу ничего не примерила. На самом деле она заходит в примерочную, снимает обувь, садится на небольшой пуфик и сидит так минут 5-10. Все дело в том, что небольшая кабинка в модной лавке стала для Мари единственным местом, где она может хотя бы чуть-чуть побыть в одиночестве и в относительной тишине.

0

Зачем нам черный юмор

В Британии вывели формулу идеальной шутки: H = m × s, где H — это юмор, m — уровень находящейся в шутке неверной информации, а s — серьезность слушателей. На деле это означает, что для удачной остроты нужно следовать двум правилам: заложить в нее побольше вымысла и выбрать момент, в который этот вымысел возымеет наибольшее воздействие на окружающих. Секрет в удивлении: чем серьезнее настроен слушатель, тем больше он удивится рассказанной небылице. Чем вымысел невероятнее, тем лучше, чем, казалось бы неуместнее шутка, тем больший эффект она вызовет.

0

Вера Рыклина: Фейсбук разъединяет

Бывшей медсестре Улле 84 года. Она живет в доме для престарелых неподалеку от Лондона, ездит на велосипеде и пишет стихи в местную газету. По ночам Улле мучается бессонницей и часами сидит за компьютером. Однажды внук показал ей Facebook, и с тех пор она постоянно переписывается с друзьями, играет в игры, ищет интересные сообщества и новых знакомых. В 2009 году Улле познакомилась в сети с 70-летним Тодом, пенсионером из городка неподалеку. Они несколько месяцев переписывались, потом стали встречаться и поженились.

0

Вера Рыклина: Почему иностранцы не хотят усыновлять детей в России

На прошлой неделе премьер Владимир Путин впервые открыто ответил на вопрос, можно и нужно ли отдавать российских детей на усыновление за границу. «Я не сторонник иностранного усыновления», — сказал он. Немного раньше президент Медведев поручил придумать механизм, который позволит России привлекать к ответственности иностранных усыновителей, обижающих российских сирот. А до того уполномоченный по правам детей Павел Астахов предложил ввести мораторий на усыновления иностранцами в России.

0

Почему не жалко бедных

Каждый второй британец сегодня считает, что в стране слишком мягкая социальная политика, а пособия слишком большие. Каждый четвертый убежден, что у людей возникают финансовые трудности только из-за того, что они ленивы и нерасторопны. С 1983 года, когда статистики впервые проводили подобное исследование, число тех, кто считает, что государство слишком заботится о безработных и бедных, выросло почти в два раза — до 54%. Большинство выступает за сокращение налогов, доходы с которых отправляются на финансирование социальной сферы.

0

Как измерить счастье

В принципе ничего удивительного. Поражает другое: оказывается, в Турции, Италии и Японии люди довольны жизнью еще меньше. Еще один любопытный факт, что всего год назад итальянцы вообще-то были самыми счастливыми: 55% тогда сказали, что очень довольны своей жизнью, и еще 12%, что просто довольны.

0