Антон Сазонов /

Кино на «Снобе»: секреты и ложь в черной семейной комедии «День Пандоры»

Спецпроект, посвященный лучшим молодым фильмам, продолжает реальная фантастика Романа Ткача — история молодого изобретателя, мужа и отца, внезапно открывшего, что его любимые родные — не совсем те, кем кажутся

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором
+T -
Поделиться:

Роману Ткачу 21 год. Сейчас он учится на 4-м курсе ВГИКа, как говорит сам режиссер, «на самом молодом факультете», в мастерской Олега Добрынина. «Моя будущая профессия будет называться “режиссер мультимедиа”. Кроме наших мастеров, во ВГИКе мало кто понимает, что это такое. Нас обучают различным технологиям, а мы вправе выбирать, в какой нам предпочтительнее работать. Есть ребята, работающие с кукольной, классической анимацией, а кто-то делает работы исключительно в 3D». «День Пандоры» — первая самостоятельная работа Ткача и первая попытка работать с большой съемочной группой. Онлайн-премьера — у нас.

Волшебный планшет. Первые попытки рассказать историю визуальным языком я предпринял в 2010 году. На тот момент мне было 16 лет, и на Новый год родители подарили мне графический планшет. Художественного образования я никогда не имел и в школе рисовал посредственно. Но в тот период появилось сильное желание визуализировать свои фантазии и персонажей, которые рождались в голове. Так я стал рисовать без знаний основ композиции, анатомии и всего остального. Получалось по 3–4 готовых рисунка в неделю. Большой мотивацией служили другие художники, интернет-сообщество. Раз в неделю устраивались небольшие тренировки speedpaint, выбиралась тема для рисунка и давалось два часа на его реализацию. После этого проходило голосование за лучший рисунок. Эти «соревнования» зародили во мне желание научиться делать что-то стоящее в заданных условиях, в сжатые сроки, научиться рассказывать историю в одном кадре. С присущим в то время юношеским максимализмом, я пришел к выводу, что рисунок, а точнее, одна статичная картинка, на которую тратится очень много времени, слишком зажимает в рамки, мне хочется свободы. Первым делом я стал резать в монтажных программах фильмы, музыкальные клипы и делать из них самостоятельные произведения. Это даже стало кому-то нравиться, и мне написал человек, который захотел, чтобы я смонтировал ему клип. Так я открыл для себя индустрию музыкальных клипов. К этому времени я заканчивал 11-й класс, и нужно было определяться с вузом. Увидев на сайте ВГИКа факультет мультимедиа, я отчетливо решил, что это единственное место, где я хочу продолжить свое обучение.

Анимационная бессонница. Моей первой работой, как и всех студентов моего факультета, была «Я о себе». На нее была всего неделя, насколько я помню. И я, недолго думая, поступил как постмодернист: взял готовую форму, визуальное решение и снял то, что меня характеризует. Что я думаю о ней сейчас?! Она до сих пор может рассказать про меня всего за одну минуту. Следующие три работы были анимационные: исторический ролик про Пушкина «Вдогонку», экранизация Колобка и волшебная сказка «Цвета года». Все эти работы выполнял самостоятельно: отвечал за визуальное решение, анимировал и делал звук. Это был полезнейший опыт с бессонными ночами! В тот момент я не мог к своему «детищу» подпустить кого-то чужого, только к третьей анимационной работе я понял, что каждый должен заниматься своим делом.

Неудобные вопросы. Меня волнует много жизненных вопросов, ответы на которые я постоянно ищу. Изначально я хотел сам писать историю, но сразу отбросил эту идею: пока не дорос до этого. Случайным образом наткнулся в интернете на сценарий Юрия Студеникина «День Пандоры». Он зацепил меня с первых слов, и впервые появилось чувство, что история написана лично для меня. Я сразу связался с ее автором, спросил, снимали ли по ней что-нибудь и не против ли он, чтобы я ее взял. Дальше работал над сценарием с Романом Катышкиным — продюсером. Я решил оставить надежду своему герою, ту самую надежду, которая в мифе о Пандоре осталась на дне ящика. Дать герою выбор: жить с той правдой, которую он узнал, или все разрушить и уйти. Мой герой, выросший в окружении одних только женщин, сильно зависимый от них, решает закрыть глаза на правду и продолжить свою жизнь как ни в чем не бывало. Основной вопрос, который я хотел задать зрителю: готов ли он жить в мире, в котором разрушится все то, на чем строится его личность? Что, если все, на чем он вырос, — это ложь и фальшь? Стоит ли всегда знать правду? Стоит ли ее всегда и всем говорить, если она может убить неготового к ней человека? Прежде всего эти вопросы я задал себе, и этот фильм — попытка на них ответить. 

Создание семьи. На счет актеров сомнений не возникало, и утверждены они были уже на стадии сценария. С Максимом Браматкиным (исполнитель главной роли) Роман Катышкин работал на нескольких проектах, в итоге получилось стопроцентное попадание в образ персонажа. Ларису Баранову (жену главного героя) Роман знал по сериалу «Универ», с ней также были давно знакомы. Что самое главное: Максим с Ларисой давно знакомы и часто работали вместе, поэтому сыграть мужа и жену для них было очень естественно. За несколько дней до начала съемок эпизодическую роль соседа согласился сыграть Сергей Бурунов. Очень рад, что получилось поработать с такими замечательными актерами. Когда вопрос коснулся выбора дочки, я нашел видео на YouTube, где девочка играла на синтезаторе и пела. Увидев ее, я понял, что это именно та героиня, которая нам нужна. Тут же пришла идея с завершением истории музыкальным клипом. Вскоре мы связались с ее родителями, оказалось, что они все живут в Твери. Так мы и начали работать.

Опыт меблировки. Чтобы не зависеть в сроках от киностудии и не строить павильон, решили снимать у меня в комнате, в квартире, где я не проживал на тот период. Пространство было идеальным для того стилистического решения, которое я выбрал. Старая советская квартира, в которой из современных предметов только микроволновка. У меня была отличная художница-постановщица, Валерия Подойницына, которая помогла все воплотить в жизнь. Большая часть мебели была из квартиры, в которой снимали, часть взяли из вгиковской реквизитной. 

Ставка на красное. В основном референсы были по цветовому решению фильма. Моего героя повсюду окружает ложь, красный цвет ее символизирует. Отсюда красная лампочка, диван, телефон у матери главного героя, вымпел с изображением Ленина и другие мелочи. Композиция кадра в сцене, когда главный герой разговаривает со своей матерью по телефону, была позаимствована у Уэса Андерсона. А диалог из этой же сцены — это реальная история с попугаем, которая происходила с Максимом Браматкиным в детстве.

Роман и его команда. «День Пандоры» — моя первая работа с командой, первый раз, когда был определенный человек, отвечающий за свою конкретную задачу. Команда у меня была прекрасная, благодарен каждому человеку, кто участвовал и помогал! Мне кажется, в наше время с хорошо развитыми технологиями, доступностью оборудования нет совершенно никаких ограничений для самовыражения. Другой вопрос: кому нужно это самовыражение, кроме самого выражающегося?! Эта работа была для меня первой пробой пера. Первый игровой фильм, первая работа с командой, невероятно талантливыми и опытными актерами. Самую большую благодарность хочется выразить актерам, согласившимся сняться в моей работе. Это Максим Браматкин, Лариса Баранова, Сергей Бурунов, Анна Асташкина и, конечно же, маленькая героиня Таня Галкина. А также художнику-аниматору Андрею Белову, за чьим творчеством я давно следил и хотел с ним поработать, который помог привнести юмора в эту работу.

Бумажные города. Если вы бюджетный студент и учитесь во ВГИКе, то университет финансирует ваш фильм. Сразу хочу сказать, что вгиковская студия находится в плачевном состоянии в плане менеджмента. Бесконечная бюрократия, подписание кучи бумаг, которые никому не нужны, но без которых вы не сможете получить то или иное техническое обслуживание. Ситуация, в которой модель поведения повернута не к студентам, а к начальникам цехов. Это не помешало нам сделать картину, хотя и пришлось потратить кучу времени, сил и нервов на решение проблем, которые при грамотной организации студии просто бы не возникли. До начала работы над картиной, зная обо всех проблемах, мы с продюсером сделали все, чтобы не зависеть от киностудии. Помещение, в котором снимали, камеру и весь свет доставали своими силами. Весь выделенный бюджет пошел в основном на звуковое оборудование, переозвучание, небольшие деньги аниматору, на мелкие расходные материалы и смешную ставку актерам. С продюсером картины Романом Катышкиным у меня сложились хорошие отношения. Мы вместе работали над сценарием, организацией небольшой премьеры в здании «Красного Октября». Какую-то часть продюсерских задач все же приходилось выполнять самому: бегать с бумажками и заниматься финансовыми вопросами. 

Игра в технологию. На данный момент я делаю курсовой интерактивный проект. Несколько мини-игр, которые с юмором рассказывают заказчику о циклах видеопроизводства. Сухую информацию перевожу в понятную, развлекательную форму. Сейчас у меня есть несколько идей для дипломного фильма и большое количество жизненных вопросов, которые хотелось бы в нем затронуть. Пока весь мир оцифровывается, потребность в жизненных историях увеличивается, и мне хочется рассказать эту историю, использовав разные технологии: сделать анимационную часть, игровую, документальную. Показать, что технология — это всего лишь форма, а не сама суть. 

Генеральское будущее. Для полного метра я еще слишком мал и неопытен. Но идеи, конечно же, есть. Как известно, плох тот солдат, который не мечтает быть генералом.

Другие фильмы проекта:

Если вы хотите стать участником проекта, присылайте информацию о себе и своей работе по адресу [email protected].