Все новости

Редакционный материал

История француженки, которая приехала на велосипеде в тайгу и стала женой охотника-удэгейца

Француженка Марилия Петит отправилась в велопоход, чтобы увидеть девственные леса планеты, и прервала его в селе Красный Яр в дальневосточной тайге. Там она вышла замуж за удэгейца, родила двух детей, пережила смерть мужа и построила дом

3 Октябрь 2019 11:00

Фото: Marilia Petite

Тридцатипятилетняя Марилия сидит на крыльце деревенского дома и ест рыбные удэгейские пельмени. Ее сыновья делят бутерброд со сливочным маслом и вареньем, крича на смеси русского и французского. Мы встретились в селе Красный Яр в Приморском крае — месте, где собутыльники зарезали мужа Марилии Костю. Француженка приезжает сюда каждый год. Скоро она сядет в лодку и будет подниматься по реке два дня, чтобы добраться до дома в тайге, где они с мужем планировали жить вместе.

Родина

Марилия родилась в бретонской коммуне Тремаргат на западе Франции в семье фермеров. Всего в коммуне жило около 200 человек, большинство из них тоже занимались сельским хозяйством.

Как и многие малочисленные народы, бретонцы, имеющие кельтское происхождение, пострадали от колонизации. Французы вынудили их принять католицизм, тогда как основой культуры народа была вера в силу друидов. Бабушка Марилии боялась учить своих детей родному языку, а мать принадлежала к поколению бретонцев, которое стыдилось своей культуры.

Фото: Дарья Миколайчук

Потом ситуация изменилась: в школах возобновили преподавание языка, а жители стали подчеркивать свою идентичность не только на бытовом уровне, но и официально. Еще в 1960-х бретонцы создавали движения за сохранение рек и организовывали пикеты против промышленников. Когда страна выбирала президента в 2012 году, Тремаргат был единственным избирательным округом, где кандидат от партии зеленых Ева Жоли получила большинство голосов. Сейчас во Франции коммуну считают развивающейся как раз благодаря борьбе за экологию: местных фермеров поддерживают власти, в деревне работает популярный магазин с органическими продуктами, а в 2012 году Тремаргат стал первым французским муниципалитетом, куда поставляется только возобновляемая электроэнергия. 

Путешествие 

Марилия с детства мечтала жить «как индейцы». Она изучала экологию и биологию в Реннском университете. После вернулась в Тремаргат, построила в лесу монгольскую юрту и год прожила там одна. В этот период она познакомилась с лесничим по имени Кристоф, который мечтал увидеть нетронутые человеком уголки мира. Французы создали общественную организацию Kernunos, назвав ее в честь кельтского божества — покровителя природы, и решили отправиться в кругосветное путешествие на велосипедах, чтобы снять фильм о последних девственных лесах планеты. Денег не было, поэтому Кристоф продал дом и машину, а Марилия — свою юрту.

Путешественники побывали в Беловежской пуще, Китае, Монголии и Казахстане. За полтора года, ушедшие на пересечение России с запада на восток, Марилия выучила русский язык. В 2010 году они с Кристофом оказались в селе Красный Яр.

В этом окруженном тайгой поселке живут около 600 человек, большинство из них удэгейцы. Мужчины занимаются охотой и рыболовством. Каждый год они уходят в лес на несколько месяцев, спускаясь в длинных лодках-батах по реке Бикин — единственной транспортной артерии, которая связывает населенный пункт и их охотничьи участки. 

Здесь французы разошлись. 

Семья

Кристоф уехал в Канаду, а Марилия решила остаться в поселке, чтобы лучше понять образ жизни коренного народа. Она поселилась в семье Коленчуга, расплачиваясь за жилье помощью по хозяйству. Вместе с другими женщинами она вышивала, делала одежду из кожи, собирала папоротник и готовила традиционные блюда. «Я осталась в Красном Яре, потому что меня впечатлили река и люди, которые живут лесом, — объясняет Марилия. — Меня приняли как свою. Я почувствовала себя дома. Поняла, что появилась возможность жить в тесной связи с природой и что такой опыт я не получу больше нигде».  

Однажды в дом, где жила француженка, вошел Костя. Он принес родственникам мясо, которое добыл на охоте. Марилия вспоминает, что ее удивил глубокий голос и независимый характер удэгейца. Когда началась зима, они отправилась в лес вместе. 

Костя Фото: Alvaro Laiz

Костя учил женщину выслеживать зверя. Высокая Марилия двигалась слишком шумно, поэтому так и не смогла научиться тонкостям охоты, однако усвоила «кодекс тайги» — правила сосуществования с дикими животными. Одно из главных правил гласит, что людям нельзя убивать тигра.

Однажды тигр подошел к дому Марилии и Кости. Залаяла собака, и мужчина вышел на крыльцо, чтобы договориться с хищником как Дерсу Узала, проводник исследователя Владимира Арсеньева. Он закричал: «Ты нежеланный гость, иди подальше!» Как объясняет Марилия, удэгеец уважал зверя, считал его равным — таким же охотником, как и он. И тигр ушел.

Фото: Marilia Petite

Лучше всего Марилия запомнила свой первый поход на охоту. Она замерзла и вернулась в дом, а Костя в это время застрелил двух косуль. Он оставил добычу в лесу, чтобы забрать ее позже вдвоем. «Мы долго шли. Сумерки, мороз, лес стал фиолетовым от заката, —  рассказывает Марилия. — Я увидела красную, еще теплую кровь на белом снегу. В тот момент я почувствовала благодарность — к животным и мужику, который тащил на своих плечах добычу, чтобы накормить семью. Я глубже поняла цикл жизни и смерти. Убивать зверя нелегко, но необходимо для выживания в зимней тайге. Охота имеет свой смысл и силу. Люди в городах покупают мясо в магазинах и не понимают, откуда оно, не ощущают на себе смерть».  

В Красном Яре любят рассказывать историю о том, как Марилия побежала за изюбрем по лесу, догнала его и зарезала ножом. На самом деле на изюбря напала собака, и он медленно умирал от ран. У Марилии не было с собой ножа, поэтому она задушила зверя руками, чтобы он не мучился.

Большую часть первого года совместной жизни пара провела в охотничьем доме и выезжала в поселок только за продуктами. В тайге Марилия забеременела. В 2011 году родился первый сын Савелий, спустя два с половиной года в семье появился Милан. Марилия и Костя мечтали, как перенесут лесной дом в поселение Улунга, которое находится в 200 километрах от Красного Яра. Там жили несколько семей с детьми — Марилия хотела, чтобы Савелий и Милан общались со сверстниками. Школы в Улунге нет, поэтому француженка планировала заниматься с детьми дома. Первые годы жизни в тайге она описала в своем дневнике

Смерть

Время от времени семья жила в Красном Яре вместе с родственниками Кости. Марилия вспоминает, что в эти моменты ее муж много пил. В 2015 году, когда она получала вид на жительство во Владивостоке, Костю во время одной из пьяных посиделок зарезал муж родной тетки. Марилия не знает, из-за чего они поссорились. Жители поселка уверены, что мужчины не поделили квадратные метры.  

«Мы жили в одном гнилом доме с теткой и ее мужем, который раньше сидел в тюрьме. Они много пили. Я думаю, что этот мужчина завидовал Косте и уже давно хотел его убить. В целом неважно, почему это произошло, я так считаю. Мой муж и сам много выпивал, не мог изменить свою жизнь. Мы все носим какие-то глубокие раны. Он не увидел свои страдания и не принял их. Надо было сказать себе: да, меня бросил приемный отец, да, пришлось присматривать за братьями в 90-х, когда хотелось гулять, да, меня бросили там и там. Ему было тяжело с этими обидами. Я хотела помочь и любила его, но он меня не слышал. Костя был сложным человеком, но самостоятельным — сам себе велосипед». 

Фото: Marilia Petite

Через год после смерти Кости Марилия уехала из Красного Яра, чтобы больше не видеть «пьяный кошмар» — по ее словам, многие мужчины в поселке уходят в запои. С помощью друзей она разобрала дом в лесу на бревна и перетащила его в Улунгу, где они планировали жить с мужем. Через год женщина поняла, что не выживет в тайге одна с детьми.  

Марилия вернулась во Францию. Последние несколько лет она приезжает в Улунгу каждое лето или осень на пару месяцев, чтобы Милан и Савелий не теряли связь с удэгейской культурой. «Я хочу дать им выбор. Если они станут охотниками, я приму это. Если нет — значит, так нужно», — говорит Марилия. 

Фото: Дарья Миколайчук

Француженка называет Улунгу домом. По ее словам, именно здесь она почувствовала себя счастливой. Сама Марилия иллюстрирует свой жизненный выбор сравнением с рыбой-кетой, «поднимающейся против течения к своим истокам». Говоря о течении, она имеет в виду глобализацию, которая делает людей всех культур одинаковыми. Марилия считает, что удэгейцы ей не так сильно подвержены — они остаются собой, потому что еще не потеряли связь с лесом. 

Фото: Marilia Petite

«Я не грущу, приезжая в Улунгу, — говорит Марилия. — Когда плыву на лодке, чувствую, что Костя меня провожает. Природа сияет, потому что после смерти его душа поселилась в реке, лесу и сопках. Костя есть в этом мире, который мы делили вместе. Он был человеком тайги и вернулся в нее. Здесь я не чувствую пустоту».

Продолжение читайте здесь: Лесные люди и их вражда. Почему удэгейцы воюют с нацпарком «Бикин»

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Удэгейцы живут на реке Бикин в Приморском крае так же, как и их предки: охотятся, рыбачат и просят удачи у духов. В 90-х они сплотились, чтобы прогнать лесорубов, которые хотели вырубить тайгу. Сейчас удэгейцы снова воюют, на этот раз между собой. Спецкор «Сноба» на Дальнем Востоке Дарья Миколайчук продолжает рассказывать истории коренного малочисленного народа Дальнего Востока
В единственном в России селе алеутов начался бунт — жители требуют не включать его в национальный парк, собираются на митинг и грозятся уехать. Они живут на отдаленных Командорских островах и считают, что Минприроды пытается «загнать коренной народ в резервацию». Специальный корреспондент «Сноба» на Дальнем Востоке Дарья Миколайчук разбирается в проблемах русских алеутов
В конце июня Владислав Белозеров и Родион Гераськин выехали из Екатеринбурга в Дубай на самокатах. К середине августа они добрались до Москвы. Путешественники рассказали «Снобу» о том, почему они решили установить рекорд Гиннеса, чем их поразили места, которые они проезжали, и как они живут в дороге